(no subject)

Бабушка – личико детское
Трёт корешки в стеллажах:
Мне бы, вот, книжку Жванецкого…
Сколько? И ужас в глазах.

Я ведь куплю, я не бедствую.
Только бы хлеба сперва.
Бабушка – личико детское.
В серой траве голова.

Пенсия есть, чтоб не думали.
Что мне тот хлеб? Не един.
Я-то одна, все поумерли.
Зуб во рту тоже один.

Не поскупилась бы средствами
Только на духа глоток.
Я ведь, как ровня Жванецкому.
Старше всего на годок.

И за его остроумие
Числю его я роднёй.
Так как мои все поумерли,
Только Михалыч живой.

Колет слеза откровения:
Как через бусы игла,
Через сердца поколения
Памяти нитка прошла.

Памяти нужность искомая.
На бесконечье страны
Даже совсем незнакомые
Общностью лет сроднены.

Бабушка – личико детское
Светлым наивом права.
Жизни не жаль для Жванецкого,
Только бы хлеба сперва.

стандарт
  • m_jake

Белая Дева

Розы прекрасны, но скоро они умрут,
Дом опустеет, а город накроет мгла.
Мне не согреть коченеющих бледных рук.

- Милый, ты плачешь?
- Мне что-то попало в глаз.

Я разучился смеяться и ликовать,
Даже когда вспоминаю о Рождестве.
Вместо молитв "дважды восемь" и "трижды пять"
Снова и снова проносятся в голове.

Падает сверху колюче-искристый снег -
Части стекла, что разбилось на небесах.
Ночью я видел в кошмарно-прекрасном сне
Белую Деву со смертью и льдом в глазах.

Знаю, однажды она позовет меня,
И мы отправимся вместе в далекий путь.
Герда, прости, но тебе меня не понять.

- Что ты сказал?
- Просто что-то кольнуло в грудь.

Вера

По каплям жизни многоцветной
Мы наполняем чаши светом,
Игрой теней, мерцанием грез
И солью безответных слез
О безысходности земной,
Об одиночестве весной,
О дыме первых сигарет
И о любви, которой нет.
Мы наполняем жизнь игрой
Беспечной, юной, озорной
Вне рамок стен добра и зла,
Без веры, без надежд, без сна.
Но вдруг порой, увидев свет,
Мы верим в то, чего здесь нет.
Мы верим в жизнь за гранью мира,
Любовь и свет его кумира,
Сего правителя добра,
Мы верим в справедливость зла.
Случайность кажется уроком,
Законом праведных небес.
Не видя низкого в высоком,
Неся на шеи светлый крест,
Мы уплываем на рассвете
За край невидимой зари,
Смеемся, мы живем, как дети,
Под небом счастья и любви.

Неизбежность

Меняет праздничный наряд
На клифт обманщицы чудесной,
Безропотно и бессловесно,
Природа много лет подряд.

Вкусив осенний тлен сполна,
Шуршит, чужим обноскам рада,
Одевшись в яркие наряды,
Из обветшалого сукна.

И не тревожась ни о чем,
Ложится в саване на ложе.
Сама себя спасти не может,
Или не хочет быть врачом?

Закрыв глаза - не видеть свет,
Не видеть зла, за дремой сладкой!
И в этом кроется разгадка,
Извечной юности секрет.

Нет места вечной красоте!
И пауза не зря повисла.
Как нет возможности и смысла,
Сопротивляться пустоте.

Кто неизбежностью храним -
Имеет право затаиться!
Что будет завтра-то случится.
Что не случилось–просто дым.
я

Про троллейбус

Те, кто взамен поэмы попросит хлеба,
те, кто от драмы не отличает эпос,
те, кто живет без паники, но с оглядкой,
двигается не спрашивая куда, —
если они не люди, то я троллейбус,
тихий такой, простой городской троллейбус,
мирно качусь со Ржевки на Петроградку,
крепко держусь рогами за провода.

Полный салон с утра — это типа сказка,
то есть чем дальше едешь, тем страньше сядут,
черт подери, кого во мне только нету,
звери и нечисть — все узнают своих,
нопэрапон зачем-то напялил маску,
пёс трехголовый пырится третьим взглядом,
старый угрюмый волк продает билеты
тем, у кого ни льготы, ни проездных,

орки на Охте прыгают на подножки,
стайка псоглавиц организует давку,
пьяный упырь, приличьям противореча,
с матом мешает мрачный готичный смех,
а за рулем моим, безусловно, кошка,
кошку зовут Надюхой, а может, Клавкой,
кошка не разбирается в стилях речи
и голосует, видимо, не за тех.

Если они не люди, зачем мне имя,
так или сяк — меня не узнают в гриме,
что на боку написано, не исправить,
катимся по проложенному пути.
Господи побери, я набита ими,
я от дверей до окон набита ими
и не могу заставить меня оставить —
разве тогда, когда им пора сойти.
Добрый Доктор Лектор
  • dain666

Я знаю как

Всё позади...
Ты вернёшься в мой город, но я не поверю, что ты это ты.
Наедине...
Сверить список задач, оценить свои шансы дожить до утра
Наверняка!
Правды нет в голове, как в действительности нету правды в ногах.
Как, тяжело?
Я знаю как.

Волны зовут...
Это грань, за которой никто не останется чистым, как снег.
Видишь огни?
Они знают кому привести в исполнение мой приговор.
Ты будешь ждать...
И когда-нибудь, перед рассветом, я тихо войду в твой барак.
Знать бы зачем....
Но я знаю, я знаю, я знаю как!

Выключи свет!
И увидишь, как тихо на улицы города падает ночь.
Нет фонарей...
Ни души, ты же знаешь - какое проклятие жить в *бенях.
Чай и табак!
Ничего не осталось, лишь снег за окном, только чай и табак!
Встать и уйти?
Я знаю, я знаю. я знаю как!

Всё-таки нет...
Этот мир возвращается снова, у каждого свой бумеранг.
Вечная жизнь...
Как досадная шутка, предмет разговора слепого с глухим.
Будь в стороне!
Твоя смерть никому не приносит хорошего, старый дурак!
Выхода нет...
Но я знаю, я знаю, я знаю как!

© Даин (dain666) 23-24.09.2016

Разлука


Где ты, там волнуется море,
Ласково шепчет прибой,
Ракушки с запахом соли,
Звезды морские, покой.
Морская вода так прозрачна,
Чиста, словно слезы небес,
Я вижу высокие мачты
Судов, что несут белый крест
Свободы, печали, разлуки
С родными, кто так далеко.
Я грею озябшие руки
И жду тебя. Мне нелегко
Без света твоих откровений,
Без голоса ласковых слов.
Оставив вопросы, сомнения,
Я верю тебе и любовь
Меня от безумия спасает,
От холода, зла, темноты.
И сердце, как пламя, сверкает,
От чувства, что есть где-то ты.

Весенний призыв

Девичий стан, глаза богини.
Призывно приоткрытый рот.
Мы к ней в чертог войдём нагими.
Война зовёт.

От полушёпота приказов
Бегут мурашки вдоль спины.
Она готова взять всех сразу
В мужья войны.

Забылись древние скрижали,
В экстазе утонул испуг,
Когда тебя к груди прижали
Две пары рук.

На брачном ложе из металла
Ни сожалений, ни вины.
Сгорает всё, что угнетало
В костре войны.

Её любовь вкусили деды.
Она - любовница отца.
И ты вдохни пыльцу победы.
С её лица.

iblue-eyed

(no subject)

Другие цвета и иные дали
На фото - вишни не увядали,
А здесь - гранит в окантовке стали.
Какие, к черту, здесь чудеса?!?

Когда, больны молодым июнем,
Мы сядем в поезд, на город плюнем,
Уедем к морю, там ветер юный
Засядет накрепко в волосах,

Мы будем яростно и счастливо
Бросаться грудью на щит прилива,
А ночью цвета созревшей сливы -
С кострами в такт до утра плясать.

Здесь можжевеловый, терпкий, пряный,
Текучий воздух излечит раны.
Пора домой? Нет же, слишком рано,
Дай попрощаться мне полчаса.

Из всей поездки - три сотни фото.
Не сохраняй - бесполезно, что ты!
Не в том ведь смысл, чтобы ждать субботы,
Как будто белка из колеса, -

Найти в себе тот рычаг, пружину,
Что пустит силу бежать по жилам,
Чтоб жить, как ветер и звезды живы,
Чтоб сам и солнце, и чудо - сам.

Чортъ

Стиховное: Недосып.



Всё проклятые нервы, грёбаный недосып...
Город тонет в листве, а значит скоро зима.
Я сижу в темноте, нахохленный стары сыч,
И курю не спеша с балкона в ночной туман

Расстояние лечит только если признать
Факт наличия травм, которые стоит лечить
Если выпадет снег, значит придёт весна...
Я молчу в темноте, и город со мной молчит.

Где-то рявкнет сирена, в кружке дымится чай
Он остынет, конечно, так бывает всегда...
Ощущение такое... Не расскажешь врачам.
Тишина и покой. Всё на своих местах.

© Даин( dain666 ) 17-31.05.2016
  • Current Mood
    cynical cynical